Важное



13 декабря 2018, 15:49 Доллар США - 66,4225
Евро - 75,2168
Погода в Саратове: -2, пасмурно
Мобильная версия

18+

Русские бразильцы

Юлия САЛЬНИКОВА :

Семья из Латинской Америки переехала под Саратов, чтобы работать на земле

Русские бразильцы

05.12.2018 11:02 | 2148

Семья Терентия Мурачева перебралась в Россию по завету деда, который еще в 30-х годах прошлого века вынужден был покинуть родину. Как живется участникам программы переселения соотечественников, почему они бежали из Калужской области в Саратовскую и как вышло, что у Терентия потерялось по паспорту отчество, он рассказал «Региону 64».

Ни Терентий, ни его жена Ксения не похожи на типичных латиноамериканцев. В Боливии и Бразилии, где они родились и создали семью, эти странные люди в длинных одеждах были как «свои среди чужих». Потому что считают себя русскими.

Дед Терентия в 30-е годы XX века бежал с семьей из России, опасаясь преследования за веру. В Латинской Америке работящим старообрядцам, которые веками привыкли трудиться на земле, были рады. Но предок тосковал по родине и, умирая, завещал сыновьям Терентию и Иосифу при возможности отправиться домой. Так что, когда в России запустили программу переселения соотечественников и от российских дипчиновников поступило приглашение, братья велели семьям готовиться к переезду.

 

Пришли люди, отобрали землю

В Боливии у Терентия было 600 гектаров земли, техника, дом. Всё хозяйство оставил по доверенности с целью дальнейшей продажи родственнику. Но так вышло, что больших денег Мурачев так и не получил, в Россию он уезжал практически ни с чем. Сначала семья попала на Дальний Восток, потом в Калужскую область, где прожили шесть лет. А 28 октября Мурачевы со всем имуществом перебрались в поселок Сазоново Аткарского района.

- Нужда заставила перебраться, - коротко объясняет Терентий.

В его речи ничего не хочется менять. Простыми словами объясняет то, что мы в России называем бюрократией. Хотя ему это слово незнакомо, как незнакомо и то, что значат фразы «можно договориться» и «земля для своих». Терентий так и не понял, почему в Калуге у него отбирали землю, которую он возделывал семьей.

- В Калужской области администрация давала нам землю. Земля эта была чужая. Но нам объясняли: она брошенная, никому не нужна, вот вы и работайте на ней, - вспоминает Терентий.

Мужчина признается: он догадывался, что настанет день, когда объявится хозяин участка. Так и вышло: пришло время собирать урожай, подъехали машины, из них вышли люди и сунули Терентию бумаги о собственности в лицо.

Отдавать всё, что получено таким трудом (на земле работали все члены семьи, дети, жена), и в зиму оставаться ни с чем Мурачев был не готов. Он повел себя по-мужски, стал добиваться правды в администрации района, где его заверяли, что он может пользоваться землей. Удалось договориться, что Мурачевы могут собрать урожай, но после всё равно должны освободить землю.

- Что тяжело и трудно? Это разработать залежи, - признается глава многодетной семьи.- Мы разрабатываем землю, а ее забирают. И так, наверное, раз пять, а то и больше было кряду. Поняли мы, что нет в России земель свободных.

Семья еще в Калужской области взяла на развитие животноводства правительственный грант 1,5 миллиона рублей - закупили скот, технику. Но жить беспечно не вышло. И дело не только в том, что у них то и дело забирали землю, которую они своим трудом превращали в пригодную.

- Если зерно и соберешь, то его сохранить надо. Были годы, когда пропадало почти всё. А продавать - так оно стоит гроши, - признается Терентий.

Были и кражи, и неуважение к их труду, когда на посевах Мурачевых устраивали выпас скота местные фермеры.

- Всё это стало невыносимо, и пришлось переезжать. Добрые люди помогли с переездом. Я честно скажу: тяжело пришлось (семья перевозила не только свои вещи, но и животных, технику - авт.). Еще не обжились. Но хорошо, что здесь у нас есть помещение для скота, дом с теплом. Это главное, - размышляет наш собеседник, - чтобы дети в тепле были.

 

Сын готовится к армии

В семье Мурачевых девять человек. В доме Терентия и Ксении живут три дочери: Агриппина, Елена и Неонила, и двое сыновей: 18-летний Варлаам и Домиан, которому всего 4,5 года. Старший сын, главный помощник отца, Деонисий, или, как его называют люди со стороны, Денис, занимает отдельную избу: он недавно женился.

Новая жизнь на старом месте - так часто говорят про возвращение на историческую родину представители этой семьи. И новой жизнь стала по многим параметрам. Например, пришлось поступиться какими-то своими убеждениями и принципами. Обычно в семьях старообрядцев дети не ходят в школу, но Терентий и Ксения поняли, что грамота в современном мире необходима, и отдали детей учиться. Сейчас дочки ходят во 2-й, 7-й и 8-й классы в Аткарском районе. Еще две дочери Терентия и Ксении уже окончили девять классов и сейчас живут отдельно, у них свои семьи.

- В школе им нравится, дети их встретили очень хорошо, - признается Терентий. - Хотя волновались, что новое место, да из-за переезда не поспели к началу учебного года.

А Варлаам готовится отправиться в армию. Отец не спорит:

- Это, конечно, не в нашей вере. Но государственный приказ. Отказать нельзя.

 

Не привыкнут к зиме

Не все родственники с восторгом восприняли новость о том, что Терентий перевозит семью из Латинской Америки в Россию. Пугали, отговаривали: все-таки заниматься земледелием в стране, где почти круглый год тепло, гораздо проще. А Россия, несмотря на обещанные льготы для переселенцев, казалась загадкой: даже те, кто перебирался сюда, не могли знать, что их ждет. Но Терентий рискнул: такая огромная страна, неужели не найдется земли и для них?

- Я не пожалел, что приехал сюда. Плохой ли, хороший ли, а это дом, - размышляет мужчина.

Глава этой большой семьи не унывает, говорит, что мечты не растерял и по-прежнему хочет заниматься земледелием и животноводством: сейчас у Мурачевых 34 головы крупного рогатого скота, племенного скота, мелкого скота - 43 «на общий счет».

- Это дело жизни, наша профессия, - объясняет Терентий. - Единственное, к чему пока никак не можем привыкнуть, - к русской зиме.

К счастью, добрые люди помогают. Они, говорит Терентий, везде есть. И в Латинской Америке, и в России. Как и плохие.

- Не все родились одинаковы. Мы-то тоже на себя должны посмотреть, какие мы люди.

В селе под Аткарском семья живет недолго. Но некоторые уже предлагают свою помощь новым соседям, кто-то просто подходит поинтересоваться, что это за люди в сарафанах и косоворотках тут поселились.

- Люди помогают сколь могут. Мы этим довольны. Если бы власти помогли, были бы рады. Но мы не просим.

В случае с этой семьей, кажется, им не столько нужна помощь, сколько важно просто не чинить искусственных препятствий. А уж как работать на земле, они знают.

 

Курьезы паспортного стола

Стать россиянином оказалось непросто. Практически каждому члену семьи Мурачевых пришлось с чем-то распрощаться. Терентию, например, с отчеством. В паспортном столе не согласились: не положено, раз в свидетельстве о рождении отчество не написано (у жителей Бразилии только имя и фамилия).

- Я звонил в Москву в УФМС, обивал пороги, но Ефимовичем по паспорту так и не стал, - сетует наш собеседник.

А жена Ксения и ее дочери вдруг получили мужскую фамилию. И тоже по вине работников паспортного стола на Дальнем Востоке. В документах она значилась как Кseniya Reutov. Ставить лишнюю букву, чтобы женщина стала Реутова, не стали. Теперь и она, и дочери, которые носят двойную фамилию, значатся как Реутов.

А у сына Терентия Варлаама «потерялась» часть букв в имени, и по паспорту парень Варла.

Кстати, с начала года в Саратовскую область прибыли 2,4 тысячи человек из числа соотечественников, проживающих за рубежом.







Последние новости

Все новости за день